воскресенье, 5 августа 2018 г.

Об отдавленных ногах и разбившихся сердцах


Можно стереть любовь из памяти.
Выкинуть из сердца - это уже другая история
"Вечное сияние чистого разума"
В понедельник, во время завтрака в детском саду, Павлик Фомин влюбился в Ленку Осипову. Он сидел и мечтательно вздыхал, глядя как его лохматая Дульсинея с аппетитом уплетает водянистую манную кашу. Во время прогулки Павлик решился признаться в любви - Ленка захохотала, толкнула кавалера в грудь и умчалась играть в песочницу.
Во вторник дама сердца случайно отдавила Павлику левую ногу, в среду, на зарядке, заехала локтем в нос, в четверг попала мячом по голове, а в пятницу, играя в догонялки, так сильно толкнула в спину, что тот упал и разбил себе обе коленки.
Любить больно, сказал себе Павлик, пока воспитательница мазала зеленкой его ссадины. Ваша дочь - садистка, срываясь на фальцет, кричала Павликова мама Ленкиной, запретите ей подходить к моему сыну. Павлик молчал, уставившись в пол, а Ленка растерянно дергала смешную желтую пуговицу на своей кофте.
В субботу мама объясняла глупому сыну, что с такими как эта Осипова, лучше не дружить, Павлик согласно кивал и представлял Ленкину щербатую улыбку.
В понедельник он, помня мамины наставления, не ответил на Ленкино приветствие и пошел играть с тихоней Настей Платоновой. С Настей было безопасно, не то, что с Осиповой - словно голой попой на муравейнике сидишь - вот только глаза почему-то невольно следили за Ленкиным красным, съехавшим на бок бантом. С того дня они больше ни разу не заговаривали друг с другом.
В школе Фомин и Осипова сидели на соседних партах, и Павлик, глядя на вечно растрепанный Ленкин хвост, мечтал, как когда-нибудь подойдет к ней на перемене и скажет, прости меня, и, если захочешь, можешь отдавить мне теперь правую ногу. Но то, что легко произнести в шесть лет, абсолютно невозможно в пятнадцать: Павлик так и не набрался смелости заговорить с Ленкой, а потом переехал с родителями в новый дом в другом районе.
Затем была жизнь, правильная как орфографический словарь и пресная как диетический хлебец: институт, работа, жена, безболезненный развод, который случается только между абсолютно чужими людьми. Иногда, редко-редко, он разрешал себе вспомнить первую любовь, но сразу прогонял воспоминания: почему-то начинала ныть когда-то ушибленная Ленкой грудь и болели уже давно зажившие коленки.
В понедельник Павел Алексеевич задержался на работе и возвращаться домой пришлось уже затемно. Весь день стояла невыносимая жара, а к вечеру на небе собрались тяжелые, ленивые тучи - предвестники давно ожидаемой грозы. На улице было безлюдно - видимо все попрятались, опасаясь грядущего ливня, - только впереди женщина в ярко-красном платье торопливо шла в сторону автобусной остановки. Когда тяжелые капли дождя забарабанили по асфальту, женщина раскрыла зонт, но ветер, неистовый яростный зверь, потянул его на себя, выворачивая наизнанку и ломая спицы, а затем вырвал из рук и швырнул в Павла Алексеевича. Спица чувствительно царапнула его щеку, и зонт полетел дальше, увлекаемый в безумный хоровод из листьев и мусора. Женщина, ахнув, бросилась вдогонку, но новый порыв ветра с силой толкнул ее прямо на нашего героя, и, чтобы удержать равновесие, они инстинктивно ухватились друг за друга...
Простите, ради Бога, не смогла удержать зонтик, услышал Павел Алексеевич знакомый, совсем не изменившийся голос, вам очень больно? И при звуках этого голоса сердце его радостно забилось часто-часто. Потоки хлынувшего дождя уносили прочь года, наполненные пустыми заботами и смехотворными проблемами, возвращая к жизни счастливые дни детства. Мне очень хорошо, сказал Павлик, потирая щеку, здравствуй Лена.

8 комментариев: