суббота, 5 января 2019 г.

По щучьему велению.


"И не спорьте, Юлия Андреевна, - сказала на планерке директриса Надежда Леонидовна, - Вам придется быть Щукой, больше некому. Вы же понимаете, что остальные наши дамы при всем своем желании в этот костюм не влезут", - и она посмотрела на Юлю своим особым строгим взглядом, пугавшим учеников и учителей уже 30 лет кряду. Юля вздохнула, но промолчала: еще слишком свежо было воспоминание, как в прошлом году ей пришлось играть Кикимору - на волосах жуткий начес, "мокрое" лицо намазано толстым слоем вазелина и косметической грязи, боа из искусственного плюща немилосердно колет шею... Брррр, уж лучше Щуку.

По давным-давно устоявшейся традиции каждый год, на день учителя, преподаватели радовали ребят театральной постановкой. Неизменным сценаристом, режиссером и суфлером вот уже 7 лет подряд выступала завуч младших классов Валентина Павловна. Дабы напитать неокрепшие души учеников добром и светом, выдумщица Валентина Павловна брала за основу какую-нибудь известную сказку, хорошенько перемешивала сюжет половником своей фантазии, а потом щедро приправляла получившееся месиво глубоким педагогическим смыслом. Только небогатый и редко пополняющийся ассортимент сценических костюмов сдерживал буйное воображение уважаемого завуча. Директриса Надежда Леонидовна крайне неохотно тратилась на подобные нужды, прозрачно намекая, что неплохо бы изыскивать средства на театральный гардероб из внутренних резервов, а учителя категорически противились изыскиваться. Поэтому-то при всем разнообразии сюжета главные действующие лица в постановках по сути своей не менялись из года в год. 
В каждой сказке обязательно присутствовал Добрый Молодец в красном кафтане, Красавица в когда-то роскошном кокошнике, что-то Злое в бохо-лохмотьях, нечто Подводное в узком блестящем платье с рыбьим хвостом и непременно кое-что Хищное в модном кудлатом пальто из серой пряжи. Раньше в сказках присутствовал еще и мушкетер в голубом камзоле, но пару лет назад трудовик Анатолий Семенович случайно залил великолепный, небесного цвета атлас масляной краской. От бравого персонажа пришлось отказаться, а Валентина Павловна теперь, завидев Анатолия Семеновича, брезгливо сжимала губы и закатывала глаза.
Роли в постановках распределяла лично Надежда Леонидовна, изощренно используя сказочных персонажей для поощрения и наказания своих реальных подчиненных. В этом году Юле опять не повезло: вот уже третий раз подряд она играла Подводного персонажа, легкая эксцентричность которого, даже на грани с придурковатостью, сильно подрывала Юлин авторитет среди учеников и коллег учителей.

В новой пьесе красный молодец Емеля решил, что учение иностранных языков - пустая трата времени, ибо вряд ли знания эти могут пригодиться в их захолустье. Отправившись однажды за водой, он выловил в проруби Щуку Оливию, чудными подводными течениями занесенную из самой Темзы в местный пруд. Зубастая англичанка, которую и должна была играть Юля, по-русски не знала ни словечка, Емеля ее умоляющее "лет ми гоу, янг мэн" принял за тарабарщину и, пожалев, бросил обратно в воду. Благодарная Оливия на прощанье пообещала Емеле, что если он захочет "эни оф лайфз литл лакшериз", нужно будет просто сказать "бай вил оф зе пайк ду эз ай лайк". Наш герой, покивав головой для приличия, выкинул эту историю из головы, и, как оказалось, зря: нежданно-негаданно в деревню заявилось Лихо Одноглазое. Злое существо узурпировало местную власть и начало терроризировать тамошний коллектив. Тут-то Емеля вспомнил о странной Щуке и решил просить у нее помощи, заручившись поддержкой Серого Волка в качестве переводчика. Переговоры зашли в тупик -  хищник учил французский язык, и на его хриплое "Экскюзэ муа, эскё ву пурье мэдэ" Оливия лишь жеманно пожимала плавниками, мол "ай донт андестенд ю, кьют вулф". Вернувшись домой несолоно хлебавши, Емеля, наконец, осознал, что вся надежда на школу. Он вернулся к урокам, повинился перед учительницей Василисой Премудрой, подтянул свой английский до уровня преинтермедиейт и отправился к пруду, заготовив фразу "хелп ми плиз, диар пайк, кил уан ай монстер". Немного одичавшая Оливия, страдающая от дефицита общения, рада была наконец поговорить на родном языке хоть с кем-нибудь и с удовольствием помогла рашен симпл майнд фул: избавила деревню от Лиха, подарила в школьную библиотеку полное собрание сочинение Чарльза Диккенса в тридцати томах, а лично Серому Волку, к которому чувствовала искреннюю симпатию, - аутентичный экземпляр энциклопедии "Британские зайцы вчера и сегодня". Конец, занавес, овации.
После непродолжительных, но жарких дебатов роли были распределены, и планерка наконец закончилась. Счастливцы, которых в этом году миновала участь играть, радостно высыпали в коридор, за ними грустно плелись бедняги, отмеченные карающим перстом Надежды Леонидовны.
"Ну что, зубастенькая, - скабрезно хохотнул физрук Виталик и хлопнул будущую Щуку чуть пониже спины, - по пивку и закусим твоей сестрицей Таранькой?" Юля обреченно вздохнула, мысленно наградила нелестными эпитетами беспардонную простоту Виталика, буйную фантазию Валентины Павловны и деспотичную непреклонность Надежды Леонидовны, а потом вместе с Лихом Одноглазым, в миру учительницей истории Кристиной Анатольевной, отправилась примерять хвостатое платье.
В реальности костюм оказался еще хуже, чем в Юлиных воспоминаниях: пайетки по бокам оторвались, обнажая лысые бока, пуговица уныло повисла на нитке, а слежавшаяся юбка противно пахла табаком, хлоркой и какой-то кислятиной. Сейчас одевать не буду, решила Юля, сначала постираю.

Дома засунуть костюм в стиральную машину не удалось: жесткий хвост упрямо растопырился, категорически не желая пролезать в загрузочное отверстие, а оставшиеся пайетки испуганно шелестели, намекая, что один поворот барабана - и они опадут с юбки, как осенние листья. Пришлось плюхнуть наряд в ванну, щедро засыпать стиральным порошком, а потом долго-долго поливать душем, смывая коричнево-синюю пену.
Скорее сделав вид, чем действительно отжав, усталая Юля потащила платье на балкон. На улице было уже совсем темно. Нагоняя томную грусть, моросил мелкий сентябрьский дождик, из раскрытого окна соседки справа доносилось мерное бормотание телевизора.
Двумя этажами ниже на балконе кто-то курил: в темноте мерцал красноватый огонек сигареты, и тоненькой нитью тянулась вверх струйка дыма. Юля, брезгливо поморщившись, влезла на табуретку и с трудом перекинула платье через натянутую веревку. Тяжеленный мокрый хвост шлепнулся на перила, недовольно чавкнул и скользнул вниз, утянув за собой невесомый атлас лифа. Секунду спустя платье смачно хлюпнуло в темноте, раздался удивленный и испуганный вскрик, что-то упало, и покатилось с жестяным грохотом.
Юля, ахнув, слезла с табуретки и перегнулась через перила - фигура двумя этажами ниже, держа в руках злополучное платье, напряженно всматривалась вверх. "Простите пожалуйста, - виновато сказала Юля, - с Вами всё в порядке?".
- Однозначно не в порядке, - у неясной фигуры оказался сердитый мужской голос, - что это за мокрая дрянь?
- Это моё платье, - обиженно объяснила Юля, - я его постирала просто.
- А зачем вы его с балкона мне на голову скинули? - подозрительно спросил голос.
- Случайно, хвост тяжелый перевесил, платье и упало, - начала сердится Юля, - я же извинилась. Если Вы пострадали, я готова компенсировать...
- Чем компенсировать? - ехидно осведомился голос, - полотенцем, чтобы я смог вытереться, или ромашкой для успокоения моих нервов?
- Ну знаете, - возмутилась Юля, - если бы Вы не курили, то и на голову бы ничего не упало, и вообще я иду к вам за платьем.
"По щучьему веленью, по моему хотенью, - угрюмо думала Юля, спускаясь по лестнице, дорогая Оливия, сделай так, чтоб этот день закончился лучше, чем начался"...
"Не спорьте, Лариса Анатольевна, - сказала на планерке директриса Надежда Леонидовна, - Вам в этом году придется быть Наядой, больше некому. Вы же понимаете, что остальные наши дамы при всем своем желании в этот костюм не влезут", - и она посмотрела на округлившийся Юлин живот своим особым строгим взглядом, пугавшим учеников и учителей уже более 30 лет кряду. Юля вздохнула и улыбнулась, вспомнив дождливый осенний вечер годичной давности, когда по щучьему велению счастье поймало ее за хвост...

В роли чего-то Подводного бравый английский капитан Генри Фишер. Так как он очень хочет немного лайфз литл лакшериз, типа небольшого поместья в Линкольншире и Астон Мартин DB 11 цвета мокрого асфальта, то пытается выловить ин зе ривер Темз эту олд пайк. Пока, к сожалению, безуспешно, и мы-то с вами знаем почему.

4 комментария:

  1. Ксения, спасибо за настроение, сижу ржу :)))) Бравый капитан получился :) Особенно понравился цвет внутренней... обивки :) Не знаю почему, но напоминает нижнее белье :))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо ))))А это и правда настоящие капитанские труселя)))))

      Удалить
  2. Ксенечка, спасибо!!!! Капитан шикарный, история чудесная и волшебная - Щука-то помогла 0))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наташа, спасибо ))))) Щука помогает всегда!!!

      Удалить